…отвечает ли это действительности?" крупным шрифтом вопрошает агитка. И под этим судьбоносным вопросом дана таблица производства важнейших видов промышленной продукции на душу населения в 1989 году. По производству нефти, газа и угля на душу украинца мы находились на втором месте в Европе.

И впрямь, почитав листовку, хотелось рвануть на себе рубашку и возопить: «Доколе нас будут грабить (понятно, кто грабил – пьяный старший брат)?! Ганьба Союзному договору!» И 1 декабря 1991 года Украина дружно выломилась из Союза нерушимых республик свободных.

На следующий день после референдума Украина краешком познакомилась с мировыми ценами на углеводороды, коих, выяснилось, катастрофически стало не хватать. Т.е. на каждого украинца своих энергоносителей по-прежнему было засыпься и залейся, но для промышленности наше второе место в Европе оказалось, что жмурику припарка. Легкого знакомства со слегка потяжелевшими ценами (до мировых было еще далеко) оказалось достаточно, чтобы обвалить промышленность Украины. Причем обвалить так, что и бесноватому немецкому фюреру не снилось.

За первые восемь лет независимости ВВП на душу населения в новой державе снизился почти в 6 раз. Появились массовые явления: безработица, бандитизм, детская беспризорность, наркомания, алкоголизм и прочие атрибуты страны третьего мира. За пять последних лет экономического роста страна не отыграла назад и половины того, что утратили в результате авантюрной операции по дележу союзной собственности.

Но это случилось после референдума. А тогда пропаганда «Нет Союзному договору!» обильно сдабривалась многочисленными мифами и легендами. Многое специально замалчивалось. Например, то, что Россия практически бесплатно (10 коп. за литр) поставляла на украинские НПЗ нефть. В газетах появлялись заключения экспертов якобы из «Дойчебанка», согласно которым Украина имела «найкращі стартові умови для незалежності серед 15 республік СРСР». Сам немецкий банк ни ухом, ни рылом не ведал, что эту ахинею несли его «эксперты».

История независимой Украины – это история мифов и прожектов по поиску чудодейственных способов как в одночасье разбогатеть, «без усилий просто так» или, в худшем случае, только слегка напрягаясь.

Застрельщиком мифов новой Украины являлась старая как мир байка о несметных сокровищах гетмана Малороссии Павла Полуботка. В довесок к ней цепляли «науковi дослiдження» о невиданных сезамах, сокрытых в недрах самой Украины.

Золото Украины

В 1990 году с легкого языка поэта Владимира Цибулько получила второе рождение залежалая историйка про «200 тисяч золотих червінців, які Полуботок на початку XVIII ст. залишив в одному з англійських банків під відсотки». С трибуны киевского «Дома учителя» неслось в открывшую рот толпу, что за 270 лет сытого лежания в лондонском «Банке Ост-Индийской компании» «скромная» толика червонцев с двуглавым орлом размножилась до 38 килограмм червонного злата на нос гражданина независимой державы. Ну, допустим, 700 кг золотых монет (петровский червонец и голландский дукат, тоже золотой, весили 3,47 грамма) мог незаметно слямзить у самодержца вороватый гетман, хотя бочонки – не люлька, которую можно потерять в безразмерных казацких шароварах, но отколь такие «вiдсотки», утяжелившие 0,7 тонны золота до 2 млн. тонн (38 кг х 52 млн. = 1,976 млн. тонн)? Народ, сбитый в толпу, будь-то в зале, будь-то на Майдане, теряет ощущение реальности и легко поддается внушению всякого рода кашпировским от политики.

38 кг золота – это в нынешних ценах примерно 670 тыс. долл. Т.е. можно без передыха лет 30 греть пузо где-нибудь в Хургаде, расходуя в месяц около 2 тыс. долл.

Понятно, что от таких чисел, амнистирующих тунеядство, у народных депутатов Владимира Яворивского и Романа Иваничука в «зобу дыханье сперло». Они призвали добиться от Великобритании, чахнувшей над нашим златом, возвращения национального богатства. Специальная комиссия во главе с академиком П. Троньком посетила Лондон. Но им даже не показали от мертвого осла уши. На том все и закончилось.

Справедливости ради надо отметить, что фигурирует и другая цифра клада Полуботка, увеличенная процентами, гораздо менее параноидальная – 16 млрд. фунтов стерлингов (примерно 25 млрд. долл.).

Подобную форс-мажорную ситуацию обыгрывал в комедии «Ширли-мырли» Владимир Меньшов. Но у русского режиссера не хватило духу на сверхфантазии, и он в своем фильме ограничил тремя годами срок безбедного безделья на Канарах всех русских на средства от продажи алмаза «Спаситель России». Наши сочинители сказки выказали зоологическое стремление жить на халяву, начисто отшибающее остатки здравого смысла. Не отсюда ли проистекает кровная обида на россиян, решивших нам продавать газ по нормальной мировой цене?

Красивая легенда стремительно сдулась до размеров басен провинциальных поэтов, которых никто ни при какой погоде не читает. Пришлось срочно досочинить «миф о золоте Украины». Тяжко человеку без веры в животворящее чудо. Потому, начиная с 1991 года, толпу периодически подкармливают наспех сколоченными мифами о несметных природных кладовых, в которых покоится, в частности, немереное количество золота.

Золотая лихорадка раскручивалась почти параллельно с «делом» Полуботка. Во второй половине 1991 года, когда в недрах ЦК Компартии Украины уже состоялось решение тихим сапом «делать ноги» из Советского Союза, СМИ наводнили публикации о наличии крупнейших залежах золота на территории республики.

Мысль застолбить за Украиной статус самой крупной в Европе золотодобывающей страны, взбодренная приближающимся капутом Империи, завладела умами и сердцами украинцев, от мала до велика. Особо нетерпеливые миряне уже готовы были, вооружившись кайлами, лопатами и ситами, двинуть на промысел.

Отдельные голоса, пытавшиеся охладить пыл почувствовавших волюшку компартийцев и украинствующей интеллигенции здравыми аргументами, тонули в какофонии общего вдохновенного веселья. Хотя аргументы противников шапкозакидательских настроений были предельно здравы.

Во-первых, золото, после курьезного случая в конце 1960-х годов с обменом французских долларовых накоплений на золотые слитки у США, начисто утратило статус «товара товаров». Всеобщим эквивалентом стал американский доллар. Золотишко из столпа стабильности превратилось в предмет азартных спекулятивных игр биржевых «заробiтчан».

Утрате высокого положения аурума способствовало развитие техники и изменение стереотипов потребления. Электроника, главный потребитель золота, стала ориентироваться на кремний, который научились доводить до нужных кондиций. А привередливый потребитель переориентировал свою обывательскую страсть с ювелирных изделий на авто, загородные дома и навороченную бытовую технику и электронику. Теперь каждый год золотодобытчики ломают голову, куда сбыть до 600 тонн излишков желтого металла.

Даже в стратегических заначках государств, именуемых по старинке золотовалютными запасами, собственно золоту отводится скромная роль.

Во-вторых, нельзя отделаться от заурядного вопроса – почему «отец народов» в поисках желтого тельца 30 лет вгрызался в самую распоследнюю сибирскую неудобь и далее в «курортную» зону Магадана, когда рядом лежала благодатная Украина? Ведь идиотом его никто никогда не считал.

Но всякие публично высказанные сомнения относили на счет «москальской» пропаганды. Решено было обзавестись своей родной золотодобывающей промышленностью, и в 1996 году Кабмин принял в разработку амбициозную программу «Золото Украины».

Украинской Калифорнией без проволочек назначили заброшенный со времен царя Панька Мужиевский рудник в Закарпатской области. Советские геологи полвека периодически чего-то там ковыряли, но золота в количестве достаточном, чтобы оправдать порчу земли ртутью и цианидами, не обнаружили. Другое дело – домотканые геологи-патриоты. Те с порога, не моргнув глазом, бухнули, что земля буквально лопается от залежей 50 тонн золота (другие, более патриотично настроенные, называют цифру 400 тонн. Кто больше?!), 800 тонн серебра и прочих полудрагоценных ископаемых.

Австрийцы и канадцы на предложение приложить руку и средства к украинскому Клондайку дипломатично увильнули. Пришлось самим впрягаться. Израсходовав $15 млн., рудник в апреле 1998 года «спустили со стапелей». Началась долгожданная добыча золота. Правда, с первыми выплавленными 20 граммами золота вышла незадача. Их вместе с сейфом, в котором хранились куда более дорогие 2- килограммовые платиновые плавильные тигли, самым пошлым образом зажулили потомки гайдамаков. В итоге 7-летней трудовой деятельности намыли едва ли полтонны. С обещанием на высшем уровне добывать ежегодно 4-5 тонн драгоценного металла высшей пробы вышла незадача.

Себестоимость производства слитков с трезубом по разным оценкам колеблется в пределах 450-550 USD/унция. Информация о себестоимости крайне противоречива. Одно то, что нет более-менее точной цифры затрат, наталкивает на мысль об образцовой убыточности добычи золота. Возможно, что только в этом году в связи со спекулятивной игрой на лондонской бирже удастся выйти в ноль.

Наши золотодобытчики смахивают на Шуру Балаганова, которого нарушитель конвенции Михаил Самуэлевич Паниковский подпряг пилить чугунные изделия: «Пилите, Шура, они золотые».

Казалось бы, обжегшись на горячем, дуют и на холодное. Но не про нас сия народная мудрость. Не успев вдоволь насытиться украинским золотом, встряли в новую искрометную авантюру под названием «шелковый путь» из Каспия в Европу…

(Продолжение следует)